Основные вопросы защиты на этапе предварительного расследования

vagn info

Вы смотрите уникальную авторскую статью, в которой подробно изложены наши методики работы адвоката.

Будем рады, если это поможет в решении Ваших проблем. Мы работаем для этого.


Итак, возбуждено уголовное дело, начато расследование, в первые дни которого всегда наблюдается пик интенсивности (наибольшее количество следственных действий).

Типичные ситуации, когда тому или иному человеку остро понадобился адвокат:

  1. Уголовное дело возбуждено в отношении конкретного лица, в силу чего он автоматически попал в категорию подозреваемых (правда, с наделением соответствующими правами), которые имеют право на квалифицированную юридическую помощь. В половине случаев лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, участвовало в доследственной проверке, во всяком случае, знало о ее проведении, возможно, даже пережило несколько «отказных» и их отмен. В данной ситуации никаких сюрпризов ни для кого нет, то есть, поиском адвоката человек, у которого «земля горит под ногами», озаботился заранее.
  2. Уголовное дело возбудили не в отношении лица, а по факту обнаружения признаков какого-либо преступления, срок расследования продлевается, потом расследование приостанавливается, потом – возобновляется. Все, кто привлекается к расследованию, допрашиваются в качестве свидетелей, никого не преследуют и не репрессируют («вот, разбираемся» - говорят). Здесь тоже мало-мальски вменяемому человеку понятно, для чего возбудили это дело, у кого над головой сгущаются тучи, для чего проводится и в какую сторону ведется расследование, и кому в итоге будет предъявлено обвинение. В данной ситуации тоже адвокат приступает к работе заблаговременно.
  3. Лицо задержано на месте совершения преступления, или «по горячим следам», принудительно доставлено к следователю, на него указывают потерпевшие и очевидцы (иногда – соучастники). К этой же ситуации можно отнести случаи задержания лиц, находящихся в розыске. В этих случаях никто не знает, что в этот роковой день и час понадобится адвокат, поэтому приходится оперативно принимать меры к его привлечению.

Так или иначе, в момент, когда человек за один миг на глазах превращается в преследуемого (в лицо, в отношении которого начинает осуществляться уголовное преследование), большое значение имеет то, каким образом пройдут первоначальные следственные действия с его участием в статусе подозреваемого или обвиняемого. Естественно, что очень много зависит от адвоката, который в этот момент включается в работу, от его навыков, опыта, правильного понимания происходящего, умения импровизировать, работоспособности и добросовестности. Мы намеренно не рассматриваем в настоящей статье адвокатов типа «где подписать», «бери 51-ю», адвокатов, которые не оставляют по себе в материалах уголовного дела никаких следов, кроме подписей в протоколах, которые пассивно наблюдают, как их подзащитного планомерно готовят к заключению под стражу и потенциально – к обвинительному приговору.

 По нашему мнению, на первоначальном этапе расследования, то есть – в ходе и сразу после задержания или предъявления обвинения, адвокат обязан выполнить необходимый минимум, который может создать плацдарм, базу для дальнейшей работы по улучшению положения подзащитного. Понятно, что если принято решение предъявить обвинение, адвокат его не отменит. Понятно, что если кто-то указывает на подзащитного и говорит, что он – преступник, адвокат не заткнет ему рот. Наш мудрый законодатель не дал адвокату никаких полномочий, поэтому взмаха волшебной палочкой он не явит, и чуда ожидать не приходится (хотя чудеса и случаются).

Так вот, на первоначальном этапе адвокату необходимо:

  1. Ознакомиться с процессуальными документами, подлежащими предоставлению подозреваемому/обвиняемому и адвокату. Часто это сложно, поскольку при большой интенсивности часть документов просто не готова, или выглядит непотребно (без дат, времени, подписей и пр.), Вам их попросту не дают под разными предлогами. Поговорите с подзащитным, оцените, насколько он откровенен, насколько серьезно и адекватно понимает происходящее (многие думают, что их попугают и отпустят), объясните как себя вести, что делать и чего не делать. Постройте свою версию (хотя, быстро это сделать нелегко) расследуемых событий, определитесь с Вашей позицией.
  2. Активно противодействовать потерпевшим и свидетелям, свидетельствующим вопреки интересам подзащитного, а так же – соучастникам, которые «колются» и изобличают подзащитного. Вы можете иметь удовольствие общаться с ними непосредственно в ходе проведения опознаний, очных ставок, иных следственных действий. Задавайте им неудобные вопросы, ловите на противоречиях, уличайте во лжи, ставьте в неудобное и глупое положение, не жалейте ни их, ни себя, ни следователя.
  3. Как можно больше оставлять следов, содержащих конструктивную критику происходящего и выражающую отношение подзащитного к уголовному преследованию, в протоколах следственных действий и в соответствующих графах постановлений. Естественно, это надо делать умно и обоснованно, а не «это вам не 37-й год!», «просим отпустить домой, т.к. он не убежит», «следствие нарушает Конституцию» и пр. Ваши записи, замечания, дополнения, уточнения, заявления должны обязывать следствие и надзор как-то на них реагировать, рассматривать, принимать решения. Ведите себя в хорошем смысле провокативно, то есть – побуждайте следствие к действию, ставьте перед неудобным и сложным выбором.
  4. Само собой – обжаловать избранную после предъявления обвинения меру пресечения (любую, а не только заключение под стражу) и само постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

Закончив интенсивный первоначальный этап избранием той или иной меры пресечения, адвокат уже понимает, где находятся слабые места в доказательственной базе, собранной с его участием, он так же в состоянии предположить, какие следственные действия будут проводиться в дальнейшем. Непосредственное участие в производстве следственных действий и ознакомление с материалами уголовного дела в части, предоставляемой подозреваемому/обвиняемому и защитнику, позволяет сделать правильный анализ и обоснованный прогноз. Здесь и надо определять конкретные направления деятельности адвоката, если угодно – составить план работы по делу, который должен быть полным, календарным (привязанным к датам и с установленными сроками исполнения) и динамичным. Основная цель определена вместе с подзащитным и иными доверителями, программа-минимум и программа-максимум ясна. Независимо от конкретных целей, обусловленных обстоятельствами конкретного уникального уголовного дела, средства и способы ее достижения методологически совпадают, а на универсальную базу конкретных направлений деятельности хорошо «ложится» любая ситуация.

Для воплощения в жизнь указанных выше направлений необходимо в любом случае:

  1. Ходатайствовать перед органами расследования о проведении конкретных следственных действий, которые не проведены, но подлежат производству. В ходатайстве надо приводить конкретные процессуальные мероприятия, перечень конкретных лиц, которых надо допросить (передопросить) и список конкретных вопросов, которые необходимо перед ними поставить. Естественно, особое внимание уделяется процессуальному обоснованию ходатайства, то есть – в тексте необходимо расписать, для чего нужно выполнить то, о чем просит адвокат, во имя соблюдения каких конкретно положений УПК РФ. Формулировки типа «мне не нравится, как вы расследуете, сделайте так, как я говорю», во-первых, неприемлемы с точки зрения обоснованности, во-вторых, заведомо обречены на отказ.

Конечно, в удовлетворении ходатайства откажут, причем, с какой-нибудь тупой формулировкой, типа «следователь – процессуально независимая фигура и сам определяет направление расследования». Формула универсальная для любого отказа, хотя к сути ходатайства она отношения не имеет. Очень часто ходатайства адвоката вообще игнорируют, делая вид, что они в следственный орган не поступали.

  1. Обязательно обжаловать бездействие следствия, выразившееся в уклонении от заявленного ходатайства и в нарушении сроков его рассмотрения.
  2. Обжаловать отказ в удовлетворении ходатайства (когда адвокат, наконец-то получит заветное постановление).
  3. Обжаловать бездействие следствия, выразившееся в отсутствии инициативы в сборе, фиксации, проверке и оценке доказательств, установлении всех обстоятельств, подлежащих обязательному установлению и доказыванию. В подавляющем большинстве случаев следствие ограничивается сбором минимального количества доказательств, которые с натяжкой считаются достаточными и допустимыми, чтобы предъявить кому-то обвинение и в последующем закончить расследование. Что называется «глубоко копать» никто не любит, поскольку это причиняет ущерб течению процессуальных сроков и работе по другим делам. В подаваемых жалобах необходимо констатировать и подтвердить факт бездействия и обосновать необходимость производства тех или иных следственных действий. Но обосновать не интересами обвиняемого, а объективной необходимостью выполнения требований конкретных статей УПК РФ.
  4. Обжаловать действия и решения следствия, нарушающие права и законные интересы подзащитного. Здесь опять-таки, важно действовать не с позиции «мне не нравится, как следователь с нами разговаривал», или «подзащитный не хочет ходить на допросы, а следователь настаивает – примите меры», или «Конституция РФ гарантирует неприкосновенность, а подзащитного посадили в тюрьму». Важно конкретно указывать, какие положения УПК РФ, регламентирующие процессуальное положение обвиняемого нарушены, и какими именно действиями и решениями, совершенными и принятыми в нарушение положений УПК РФ, регламентирующих процедуру предварительного расследования и полномочия должностных лиц.
  5. Само собой разумеется, что необходимо обжаловать такое фундаментальное и судьбоносное решение, как постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Особенно уязвимо постановление, вынесенное в начале расследования (после задержания и первоначальных следственных действий). Оно изобилует «штампами» и содержит минимум конкретики, особенно – конкретики, подкрепленной доказательствами. В таком «дежурном» постановлении наиболее часто встречаются формулировки типа «в неустановленное время в неустановленном месте с неустановленными соучастниками». На первоначальном этапе, как правило, не готовы заключения экспертиз, которые назначаются в целях установления обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию: степень тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшего, точная сумма материального ущерба (особенно – если похищены или повреждены вещи, предметы), точный вес и состав изъятого наркотического средства. Тогда еще не прослушаны и не просмотрены под протокол и не признаны вещественными доказательствами аудио-видеозаписи, которыми, возможно, сопровождались оперативно-розыскные мероприятия, не допрошено большинство свидетелей, не изъяты и не исследованы большинство документов, никак не проверено, а, возможно – и не заявлено «алиби». Однако, обвинение предъявлено, и мера пресечения избрана.

Основываясь на вышеизложенном, мы можем обоснованно констатировать, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого необоснованно, то есть основано на предположениях, вынесено без достаточного количества доказательств, которые только предстоит собрать, зафиксировать и оценить в их совокупности, обстоятельства, подлежащие установлению, не установлены и пр.

  1. Обжаловать решения об отказе в удовлетворении жалоб (их выносят контролирующие следствие и надзирающие за ним органы, а так же – суды).

Сделаем небольшое отступление. Как видите, здесь очень много места посвящено жалобам. Для чего их столько, спросите Вы? Это что, самоцель, перевод бумаги? Во многом – да. Но остается небольшой процент, который позволит Вам:

- с самого начала выразить письменно правовую позицию в письменном виде на всех уровнях и всех инстанциях;

- рассчитывать на удовлетворение жалоб (пусть редко, но такие случаи известны и приятны). Собственно это – основная цель, но она, увы, зачастую утопична.

- получить доступ к материалам уголовного дела, с которыми адвокат не может знакомиться в силу закона. Имеется в виду обжалование в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, Для рассмотрения жалобы суд истребует копии материалов уголовного дела в части, касающейся предмета обжалования, и податель жалобы вправе с ними ознакомиться. Часто суды уклоняются от рассмотрения жалоб, часто не в состоянии истребовать материалы (их тупо не приносят), есть много других факторов. Судебное обжалование вообще достойно отдельной статьи, или монографии. Тем не менее, часто ознакомиться с материалами по жалобе через суд удается, и это только на пользу.

- получить информацию о ходе, содержании и промежуточных результатах расследования. В ответе на Вашу жалобу, вероятнее всего, напишут, что это вообще не жалоба, что уголовное дело такое есть, что оно расследуется. Однако, вместе с этим дежурным словоблудием часто проскакивает информация о сроках расследования, о передаче уголовного дела, о том, какие следственные действия выполнены и какие выполнить предстоит, о принятых процессуальных решениях. Эти сведения никто сообщать адвокату не обязан (да и не вправе), но они становятся известными таким вот незамысловатым образом и бывают очень важны в работе.

Кому мы жалуемся:

- по линии ведомственного контроля, то есть – начальнику вышестоящего следственного подразделения. Мало кто знает, что в следственных подразделениях вышестоящего уровня существует масса отделов и целых управлений, которые созданы для контрольно-методической работы, и их повседневной обязанностью является организация контроля за деятельностью нижестоящих следственных подразделений. Основная и парадоксальная особенность ведомственного процессуального контроля состоит в том, что лица, обязанные его осуществлять, всячески от него уклоняются. Это – клерки, сидящие на стуле строго с 09:00 до 18:00, для которых чем тише и незаметнее пройдет рабочий день, тем лучше. Они должны что-то делать, потом сделанное облечь в какую-то форму и подсунуть на подпись начальнику. При этом, конечно же, им не хочется подсовывать то, что у начальника вызовет вопросы. А еще у них есть вредоносный и паскудный ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан», которым они злоупотребляют, чтобы уклониться от выполнения своих обязанностей. Все жалобы, которые предусмотрены УПК РФ, эти бессмысленные и ничтожные люди, офисный планктон в погонах, рассматривают как «обращения граждан», что полностью профанирует задачи и само существование ст. 39 УПК РФ.

- за органами предварительного расследования и за их процессуальной деятельностью осуществляется прокурорский надзор на основании и в порядке ФЗ «О прокуратуре РФ» и ст. 37 УПК РФ. Полномочия у прокурора достаточно приличные, повлиять на ход и результаты расследования он может очень серьезно. Но, в любой (!) надзирающей прокуратуре сейчас взят на вооружение ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан»  и соответствующая ему прокурорская «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации». Таким образом, пользуясь этими двумя вредоносными вещами, повсеместно и повседневно все прокурорские работники делают все, чтобы ничего не делать, то есть рассматривают уголовно-процессуальные жалобы как некие «обращения», во-первых, увеличивая срок рассмотрения в 10 раз (30 суток вместо 3-х), во-вторых, избавляясь от необходимости принимать решение (по жалобе они обязаны выносить постановление, по «обращению» - изготавливают тупейшие «отписки». 

- о судебном контроле речь шла выше. Можно отметить, что, подавая жалобу в суд, надо избавиться от очередного заблуждения и не думать, что суд своим решением может обязать кого-то сделать что-то. Он может признать незаконным и необоснованным какое-то решение, действие или бездействие, при этом не имея полномочий давать какие-то указания и устанавливать срок их исполнения, в отличие от процессуальных фигур, установленных ст.ст. 37 и 39 УПК РФ.

Отметим так же, что существует сложная и громоздкая бюрократическая структура вышестоящих прокуратур, следственных управлений и судов, куда тоже можно и нужно жаловаться на нижестоящие.

Жалобы на имя Путина, Чайки, депутатов Госудмы, директора 1-го телеканала и прочих выдуманных и реальных персонажей мы обсуждать не будем, потому что их нет в УПК РФ. Если кому-то нравится думать, что вымышленные персонажи, не упомянутые в уголовно-процессуальном законодательстве, имеют полномочия принимать решения по уголовным делам, пусть думает, пусть ждет Карлсона, или пришествия Мессии. Мы, публикуя данную статью, рассчитываем на вменяемую и адекватную аудиторию.  

Ваши жалобы рассматриваются следующим образом:

- чаще всего жалобы, поданные на основании и в порядке ст. 123 УПК РФ, которые должны рассматриваться в порядке и сроки, установленные ст. 124 УПК РФ, жалобами не считают. Соответственно – вместо подлежащего вынесению постановления Вы получаете (если получаете) через 1,5 месяца (а не через 3 суток) лист бумаги, на котором написано, что Вы направляли «обращение», и оно рассмотрено. Больше там ничего внятного и вообще вменяемого Вы не увидите.

- гораздо реже жалобы признают жалобами и рассматривают в порядке ст. 124 УПК РФ, то есть – выносят постановление. Это бывает, когда вышестоящим следственным подразделениям или надзирающей прокуратуре надо показать (не Вам, а статистической отчетности) свою работу не по «обращениям», а по жалобам. Конечно же, в постановлении написан не меньший бред, чем в уведомлении, но это, все-таки, постановление, то есть – документ с другими правовыми последствиями.

  1. Обязательно нужно еще раз заявить свои требования в ходе выполнения процедуры, предусмотренной ст. 217 УПК РФ, которая дает возможность заявить ходатайство по итогам ознакомления со всеми материалами уголовного дела. Ознакомление с ними усиливает правовую позицию адвоката и дает возможность опираться на содержание конкретных процессуальных документов, которые он не мог видеть до окончания расследования.
  2. Участвуя в производстве следственных действий, адвокат должен делать все в контексте своей правовой позиции: задавать участникам процесса те вопросы, ответы на которые предсказуемы и нужны, если это допросы, осмотры с участием специалиста, или очные ставки, требовать внесения в протокол дополнений, замечаний и уточнений (при необходимости – вносить их собственноручно перед подписанием), фиксировать те или иные факты, если это обыски, выемки, просмотры и прослушивания записей, опознания, или изъятие образцов и т.д.
  3. Пользоваться (вплоть до злоупотребления) правами, предоставленными обвиняемому в связи с производством экспертиз: просить поставить перед экспертом тот или иной вопрос, предоставить в распоряжение эксперта те или иные объекты, просить о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении, заявлять (при необходимости) эксперту отвод, просить о производстве дополнительной, повторной, комплексной и комиссионной экспертизы и пр.
  4. Предъявление и перепредъявление обвинения и допрос обвиняемого. Как уже неоднократно отмечалось, дача показаний обвиняемым по существу предъявленного обвинения – очень важная часть работы адвоката. Допрос обвиняемого – уникальная возможность свидетельствовать в свою пользу, приводить доводы, констатировать факты, сообщать обстоятельства, свидетельствующие в пользу и в интересах обвиняемого. По нашему консолидированному мнению, вести себя пассивно, отказываться от дачи показаний не участвовать в расследовании, не пользоваться своими правами – неумно, неэффективно и неправильно.

Немаловажно иметь в виду, что обвиняемый – достаточно серьезная процессуальная фигура, наделенная огромным количеством прав. Соответственно – он тоже может и должен заявлять ходатайства, которые заносятся в протокол его допроса, делать заявления, которые заносятся туда же, количественно увеличивать доказательства своей непричастности к инкриминируемому преступлению.

Даже если Вас не уведомят о дате предъявления обвинения (положения ст.ст. 171-172 УПК РФ, увы, нарушаются часто), Вы в принципе знаете, какие показания давать, Вы сможете вместе с подзащитным подготовиться к допросу, зная, что он (допрос) обязательно будет. Вы уже изучили те материалы дела, до которых смогли дотянуться, Вы, возможно, получили какие-то результаты рассмотрения жалоб и ходатайств, Вы примерно представляете, какие следственные действия проведены и каков круг лиц, вовлеченных в расследование, кто из них что показал и представил. У Вас есть квалификация и ничем не заменимый опыт. Готовьтесь.

Дачу обвиняемым показаний мы предлагаем строить следующим образом: в начале допроса критикуйте текст описательной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого. То есть, стандартные формулировки, которые Вы там неизбежно встретите применительно к подзащитному «вступил в преступный сговор», «реализуя преступный умысел», «действуя в соответствии с распределением ролей», «преследуя корыстную цель» и пр. стоит отрицать и уличать в недоказанности. Очень просто: «в преступный сговор не вступал», «умысла не имел», «ролей не распределял» и далее по тексту. Далее стоит изложить Вашу версию расследуемых событий в том виде, в котором она выглядела бы безупречно с точки зрения достоверности и слабых мест доказательств, считающихся подтверждающими обвинение. Не забывайте, что обвиняемый не несет никакой ответственности за дачу ложных показаний. Он не лжет, а защищается от предъявленного обвинения всеми доступными способами, а право на это ему гарантирует ст. 47 УПК РФ. Свои показания обвиняемый может менять, это для него не минус.  

Естественно, приведенные выше направления деятельности и способы реализации не являются исчерпывающим списком. Разумеется, действий, совершаемых адвокатом, как правило, гораздо больше (если он, конечно, занят чем-то, кроме утешения родственников подзащитного и раздачи обещаний), инструментарий зависит от обстоятельств конкретного дела.

Надо понимать, что переубедить представителей инерционной, неповоротливой и полуживой бюрократической машины государственного обвинения очень сложно и не очень вероятно. Каждое конкретное должностное лицо по-человечески и как профессионал понимает, что доводы адвоката убедительны, логичны, последовательны, обоснованы. Любому понятно, что адвокат прав, но никто никогда не возьмет на себя ответственность фактически принять сторону защиты, согласиться с адвокатом и принять законное процессуальное решение: о прекращении уголовного преследования, о прекращении уголовного дела, о переквалификации действий обвиняемого, о дополнении расследования в интересах обвиняемого (точнее – в интересах объективности, всесторонности и полноты).

Никто никогда не захочет объяснять, почему это он в этом конкретном деле старается «выгородить», «отмазать» и иным образом соблюсти интересы обвиняемого. Никому не нужно доказывать начальнику, что он не получил взятку, что действует нетипично и нехарактерно исключительно потому, что всего лишь исполняет требования УПК РФ.

  Закономерно возникает вопрос: а зачем тогда все это делать, если работа адвоката на стадии предварительного следствия напоминает труд Сизифа? Ответ так же прост: адвокат обязан сделать все, что он в состоянии сделать для выполнения своей задачи – улучшения положения своего подзащитного. Если адвокат сразу и письменно заявляет о своей правовой позиции, на протяжении всего срока расследования планомерно и последовательно отстаивает ее, аргументирует и все время усиливает за счет непосредственного участия в расследовании,  наполняет материалы уголовного дела, материалы надзорного прокурорского производства, судебные материалы по жалобам, поданным в порядке ст. 125 УПК РФ, содержанием, свидетельствующим в интересах его подзащитного, естественно – уголовное дело выглядит по-другому. Кто бы его ни рассматривал, на каком бы уровне оно не пересматривалось, кропотливая работа адвоката, которая велась с самого начала, без сбоев, без перебоев, активно, наступательно и последовательно, обязательно принесет свои плоды. Если приведенные адвокатом доводы не опровергнуты, если противоречия, на которые адвокат обратил внимание, не устранены, если он показал, что доказательства стороны обвинения, неполны, непоследовательны, противоречивы, недопустимы, неотносимы, косвенны, получены с нарушениями УПК РФ, ненадлежащим образом зафиксированы, собраны, проверены и оценены, это рано или поздно в той или иной мере улучшит положение подзащитного.

  

butt consult

©2022 Московская Коллегия Адвокатов "ЦРКС". All Rights Reserved.

Search