УК РФ Статья 105. Убийство. Особенности работы адвоката.

УК РФ Статья 105. Убийство
1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, - наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
2. Убийство:
а) двух или более лиц;
б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
в) малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека;
г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
д) совершенное с особой жестокостью;
е) совершенное общеопасным способом;
е.1) по мотиву кровной мести;
ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;
и) из хулиганских побуждений;
к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;
л) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
м) в целях использования органов или тканей потерпевшего, - наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.

 

vagn info

Вы смотрите уникальный авторский материал, в котором подробно изложены наши методики работы адвоката.

Будем рады, если это поможет в решении Ваших проблем. Мы работаем для этого.

 

Рассматривая данную статью УК РФ в контексте специфики работы нашей коллегии можно обратить внимание на следующее:

Доследственная проверка по факту обнаружения трупа практически не проводится и сводится к минимуму (к ее материалам приобщаются рапорты, телефонограммы, несколько объяснений, проводится осмотр трупа и места его обнаружения, даются поручения органам полиции, проводятся еще какие-то первоначальные неотложные мероприятия, в основном, организационные). При обнаружении трупа с явными признаками насильственной смерти, как правило, сразу принимается решение о возбуждении уголовного дела, после чего все, что производится органами следствия, производится в рамках процедуры предварительного расследования.   

С самого начала расследования при наличии лица, предположительно причастного к совершению убийства, имеют место по большому счету 2 типичные ситуации, хотя, конечно, классификация существует гораздо более подробная и дифференцированная. Итак, первый типичный случай – подзащитный не отрицает причастности к появлению «криминального трупа». То есть, он (подзащитный) был рядом с убиенным в то время, когда наступила смерть, это бесспорно, подтверждено объективными доказательствами. Так же очевидно, что между ними был, допустим, конфликт, взаимная или односторонняя агрессия, имели место иные обстоятельства, косвенно свидетельствующие о факте убийства.

Стоит рассмотреть так называемые квалифицирующие признаки убийства, предусмотренные пунктами 2-й части 105 статьи УК РФ. Надо понимать, что если факт убийства налицо, отрицать его обвиняемый не хочет, косвенные доказательства его причастность к убийству подтверждают, задача адвоката – в первую очередь не допустить квалификации действий подзащитного по ч. 2 ст. 105 УК РФ, «оставить» объем обвинения по ч. 1 указанной статьи, поскольку уголовное дело при обнаружении «криминального» трупа никогда не возбуждается по другой статье УК. После этого адвокату надлежит принимать все меры к тому, чтобы по отношению к подзащитному были применены те положения УК РФ, которые предусматривают причинение смерти при обстоятельствах, наличие которых улучшает правовое положение обвиняемого и правовые последствия предъявления обвинения. 

В случае квалификации действий обвиняемого по тому или иному пункту ч. 2 ст. 105, обязательному установлению и доказыванию подлежат факты и обстоятельства, подтверждающие конкретный признак (хулиганские побуждения, цель скрыть другое преступление и пр.).

Нередко при наличии трупа и убийцы (который не отрицает свою причастность) необоснованно предъявляется обвинение по ч. 2 ст. 105 УК РФ с каким-нибудь явно надуманным и недоказанным квалифицирующим признаком.

Нередко так же причинение смерти совершается неумышленно (без намерения убить), имеют место обстоятельства, предусмотренные соответствующими статьями УК РФ, такими как убийство, совершенное в состоянии аффекта, убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, причинение смерти по неосторожности, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, и пр. Обвиняемый бывает сбит с толку наличием трупа и действиями, которые он совершил, на житейском уровне полагая, что если после каких-то его действий появился труп, значит он (обвиняемый) не кто иной, как убийца. Таким выводам часто активно способствуют сотрудники полиции и следственных органов при попустительстве некоторых адвокатов. Мол, деваться некуда, сознайся, раскайся, меньше дадут и пр. Конечно, уговаривают сознаться ни в коем случае не потому, что сочувствуют и входят в положение, а только потому, что обвиняемый, давший признательные показания, удобен. Он не жалуется, не задает следователю лишней работы, не заявляет ходатайств, не подписывает, «не глядя», не защищается от уголовного преследования, не провоцирует продление процессуальных сроков и пр. Иными словами: сознайся, чтобы не мешать нам быстро сделать план за месяц. Рассуждая с подачи следователя приведенным выше образом, человек, руководствуясь псевдологикой, в итоге признается в убийстве, хотя понимает, что убивать (лишать жизни) он не собирался, умысла на убийство не имел, средств убийства не использовал, способов убийства не применял, действуя тем или иным образом, намерений лишить жизни не реализовывал.

Стоит так же иметь в виду, что в случае отсутствия очевидцев убийства (людей, видевших убийство своими глазами), видеозаписи и других прямых доказательств, государственное обвинение парадоксальным образом (вопреки положениям уголовно-процессуального законодательства) основано буквально на предположениях. Чаще всего умышленное убийство совершается без свидетелей (если умысел возник не за секунду до совершения действий, направленных на причинение смерти), соответственно – все выводы о наличии умысла и о совершении конкретных действий, направленных на лишение жизни, заведомо для стороны защиты спорны. Все доказательства (косвенные, за неимением прямых) не свидетельствуют и не могут свидетельствовать о причинно-следственной связи совершения обвиняемым тех или иных конкретных осознанных действий с наступлением смерти. Спорным так же является и сам факт их совершения, во всяком случае, в той версии, в которой они изложены в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Соответственно – для адвоката на этапе предварительного расследования уголовного дела по ст. 105 УК РФ важно понять, как его подзащитный субъективно относится к тому, что его обвиняют в убийстве. Чаще всего человек это признавать не хочет (даже наедине с самим собой), но формально, в протоколе он указал, что признал, так «добрые люди» подсказали.

Другая типичная ситуация – обвиняемый отрицает свою причастность к убийству. Задача адвоката при этом упрощается и сводится к тому, чтобы квалифицированно, всеми правовыми средствами и способами сформировать защитительную позицию, которая с наибольшей наглядностью показывала бы ошибочность выводов стороны обвинения.

По нашему мнению, если у обвиняемого есть малейшие сомнения в субъективном отношении к предъявленному обвинению в убийстве (как, впрочем, и в любом преступлении), действовать на этапе предварительного расследования нужно следующим образом:

  1. Организационное и правовое обеспечение выражения субъективного отношения обвиняемого к обвинению в убийстве. То есть, как можно скорее в материалах уголовного дела должен появиться протокол дополнительного (повторного) допроса обвиняемого, содержащий подтверждение непризнания своей вины с указанием конкретных фактов и обстоятельств, отвечающих на вопрос, почему он не причастен к инкриминируемому убийству. Показания обвиняемого должны быть сконструированы адвокатом таким образом, чтобы они содержали как можно больше сведений, нуждающихся в проверке. Это должно вынудить органы расследования проводить следственные действия, результаты которых явились бы подтверждением непричастности обвиняемого. Здесь же должно содержаться внятное объяснение первоначального признания вины (под влиянием чего это было сделано) и причины изменения своей правовой позиции, естественно не такие как «не хочу сидеть», или «да кто ж так убивает…».
  2. Поиск в материалах уголовного дела (в части, подлежащей предоставлению для ознакомления до окончания расследования) признаков, указывающих на убийство, совершенное в состоянии аффекта, убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, причинение смерти по неосторожности, умышленное причинение тяжкого вредаздоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. При обнаружении этих признаков необходимо развивать позицию защиты в избранном направлении способами, которые приведены в соответствующем разделе настоящего сайта, посвященном действиям адвоката на этапе предварительного расследования.
  3. Поиск в материалах уголовного дела (в части, подлежащей предоставлению для ознакомления до окончания расследования) признаков, указанных в пунктах ч. 2 ст. 105 УК. При обнаружении данных признаков (или сразу в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, или в иных материалах) необходимо принять меры к их критике и указанию на их отсутствие и недоказанность приведенными в других разделах сайта способами.

Факторы, которые способствуют развитию позиции защиты:

  1. Чаще всего отсутствуют очевидцы (те, кто видел своими глазами момент причинения смерти) и потерпевший (он представляет собой труп). Все доказательства стороны обвинения косвенны: показания таксистов, которые кого-то куда-то привезли/увезли в определенное время, показания каких-то соседей о том, что кто-то все время ругался и конфликтовал, слова собутыльников о том, что кто-то ушел/пришел в 2 часа ночи и пр. Естественно, что никто не покажет: «ударил топором по голове на моих глазах», и это прекрасно (не удар топором, а отсутствие очевидцев).
  2. Часто задержание и предъявление обвинение в убийстве происходят спустя значительный временной промежуток после смерти и обнаружения трупа. Уже нет никаких следов и следоносителей, место обнаружения трупа осмотрено 2 года назад, после чего изменено до неузнаваемости природой, техногенной средой и людьми, что-то могущие сказать люди все забыли, перепутали, уехали в другие регионы, успокоились и все переоценили. То есть, прямых доказательств причастности подзащитного к убийству раздобыть практически невозможно.
  3. Назначенные и проведенные экспертизы не указывают прямо на Вашего подзащитного. Это имеет связь с предыдущим пунктом и выступает вполне самостоятельным фактором, поскольку к заключению эксперта все привыкли относиться с неким пиететом, считать их почему-то бесспорными.

Негативные факторы:

  1. Часто единственным свидетелем обвинения становится некий человек, который «установлен» и, якобы, впервые опрошен/допрошен через месяцы или годы после убийства. Сейчас не будем рассуждать о том, откуда эти люди берутся, каким образом их устанавливают и, извините, «подтягивают». Этот человек, который по версии следствия был рядом с убийцей в момент убийства и видел совершение убийства, как правило, освобождается от уголовной ответственности, в том числе – за заведомо не обещанное укрывательство. Его показания становятся единственным доказательством обвинения в убийстве, кроме его слов, никто ничего слышать, видеть, оценивать и вообще – знать, не хочет. При Ягоде и Вышинском «царицей доказательств» было чистосердечное признание, а сейчас этот трон занял единственный свидетель (с которым все очень непросто).

1.1. Иногда имеет место сговор соучастников, которые все, как один, указывают на одного из соучастников, которые одинаково, например, били потерпевшего арматурой, призывали друг друга его уничтожить (скажем культурно), потом вместе таскали труп, пытаясь избавиться от него в алкогольном/наркотическом угаре и в коллективном задоре. Иногда садится в тюрьму на срок, равный половине сознательной жизни, только один.

Здесь судьбоносное значение имеет первоначальный этап расследования, когда, в общем-то, и «назначается» этот человек, которого потом все будут считать убийцей. Выбор данной фигуры, как правило, следует из путанных слов соучастников, сказанных в состоянии тяжелой абстиненции, похмельного безволия и неадеквата, помноженного на страх. Типичная история: несколько человек выпили совместно примерно танкер некачественного алкоголя (употребили иные известные средства и вещества), утратили память, проснулись и обнаружили, что один из них – труп. Никто ничего не знает и не помнит, но это категорически не устраивает сотрудников полиции и следователя. Воспоминания с легкостью замещаются самой удобной версией, которую принимают и лелеют до окончания расследования. Эта версия и фигурирует во всех протоколах, переходит в описательные части постановлений, потом превращается в обвинительное заключение и приговор. То, что она изначально ошибочна, груба, нелогична и «шита белыми нитками», понимают все, но кричите и пишете об этом только Вы.  

Все эти свидетели всегда будут насмерть стоять на этой версии, иногда отговариваясь тем, что сейчас они что-то «подзабыли», а то, что они «тогда» говорили – и есть самая достоверная правда-истина. Эту стойкость с очевидной и часто избыточной нарочитостью питают следователи, гособвинители и судьи всех инстанций, потому, что, простите за банальность, правда никому не нужна, в том числе – и нашему мудрому законодателю, который 01 июля 2002 года убрал из УПК задачу № 1 – установление истины по делу. 

  1. Детализация телефонных соединений с указанием базовых станций и так называемый биллинг. Эта информация запрашивается у операторов компаний, предоставляющих услуги мобильной связи, в отношении телефонных номеров убиенного и обвиняемого в убийстве. В случае, если их местонахождение в момент убийства (во временной промежуток, когда наступила смерть) совпадает, это считают доказательством причинения смерти. Или, например, если убийца пытался избавиться от трупа, перемещал его и пр., указание места его нахождения (во всяком случае – нахождения телефона) на месте убийства, на последующем месте обнаружения трупа (или в местах обнаружения фрагментов трупа) совпадают, это о многом говорит. Если же из этих локационных точек происходили звонки, направлялись сообщения, принимались звонки, это вообще очень плохо. Понятно, что это доказательство не прямое, но других нет, поэтому – извините. Это – не чьи-то слова, которые всегда спорны, не экспертное заключение, которое сомнительно, это доказательство принимается всеми как железобетонное. Попытки спастись типа «потерял телефон за день до…», «был там, но в соседнем подъезде, оттуда и звонил….» и пр. сегодня и в ближайшие годы не помогают и не помогут.

Нейтральные факторы, которые при наличии необходимой квалификации, можно попытаться обратить в свою пользу, безусловно, существуют, но это всегда очень индивидуальная вещь. В ходе непримиримой борьбы сторон обвинения и защиты каждая из них все, что видит трактует и толкует всегда только в свою пользу. Это нормально.

Расследование убийств отличается своей криминалистически-прикладной наполненностью. То есть, следователю приходится заниматься достаточно квалифицированной работой, делать усилия. Должны проводится следственные действия, являющиеся основополагающими и базовыми для того, чтобы сделать какие-то выводы, в том числе – о причастности того или иного лица к причинению смерти.

Как уже отмечалось, в самом начале расследования проводится осмотр места происшествия (в данном случае – места обнаружения трупа), обыск/осмотр жилища (иного места нахождения) подозреваемого, сам подозреваемый подвергается освидетельствованию, изъятию одежды, обуви, соскобов, смывов, срезов, каких-то предметов (предполагаемых орудий убийства, или сокрытия) и т.д. Все это сопровождается изъятием огромного количества следов и следоносителей (часто громоздких и многочисленных). Все изъятое надо потом осмотреть, направить на экспертизы, решить вопрос о приобщению к материалам уголовного дела и куда-то девать (решить вопрос с хранением).

Всегда обращайте самое пристальное внимание на осмотр места происшествия (тот самый, написанный по понятным причинам от руки неразборчивым почерком). Начинайте свою работу с него и критикуйте его. Настаивайте на допросе и передопросе всех, кто туда вписан как участник и присутствующий об обстоятельствах производства этого следственного действия. Это – очень сложное следственное действие, требующее самой высокой квалификации следователя, экспертов и иных привлекаемых специалистов, поэтому всегда (!) найдется, к чему придраться в хорошем смысле. С осмотра места происшествия (обнаружения трупа) начинается расследование, оттуда это расследование произрастает и разветвляется. Ваша задача – дискредитировать работу следствия на данном первоначальном этапе, а значит – констатировать, что начали очень плохо и вовсе не с того.

Само собой – придирайтесь к каждому протоколу изъятия, осмотра и пр. Ведите к тому, что все обнаружено, зафиксировано, изъято, осмотрено, исследовано, проверено и оценено с нарушениями положений УПК РФ, которые содержат четкие требования к осмотру, изъятию и пр. Понятно, что все, что считается доказательствами, полученное с нарушениями УПК РФ, делает доказательства недопустимыми.

Экспертизы, которые проводятся в ходе расследования дел об убийстве, бывают совершенно разные. Все зависит от того, насколько органы следствия озадачились поиском и изъятием предметов исследования, сравнения, идентификации и пр. Например, от того, сколько с места происшествия и из иных осмотренных мест изъято разного рода следов, образцов, следоносителей и пр.

Без криминалистических экспертиз, проводимых экспертами-криминалистами, расследование убийства (убийств) не обходится, так же, как и без экспертиз, проводимых экспертами-медиками. Что именно исследуют криминалисты и медики, можно посмотреть в любом учебнике криминалистики, мы остановимся только на том, что нам интересно.

Причину смерти, время наступления смерти, принадлежность следов на месте и другие обстоятельства можно установить экспертным путем. Но ни один эксперт никогда не скажет, кто из подозреваемых в убийстве нанес роковой удар, повлекший смерть, ни одно заключение не может ответить на вопрос, кто убил.

Заявляя ходатайства в интересах подзащитного, обжалуя действия и решения следователя, составляя иные процессуальные документы, готовясь к суду, надо понимать, что даже если обвиняемый в убийстве воткнул нож в потерпевшего на глазах у очевидцев, причиной его смерти мог стать инсульт или рак, а не удар ножом. А если очевидцев нет, то спорно все, чем заполнены материалы уголовного дела, что положено в основу обвинения.

Обилие постановлений о назначении экспертиз и экспертных заключений – широкое поле для деятельности адвоката, при условии, конечно, что он читал ст. 198 УПК РФ и научился злоупотреблять приведенными в этой статье правами и процессуальными возможностями. Каким именно образом это делается, смотрите в разделе сайта, посвященном этапу предварительного расследования в целом.

По нашему мнению, необходимо нести, как знамя, одну-единственную идею: если даже совпали следы папиллярных узоров подзащитного с теми, которые обнаружены на месте, или даже на трупе (бывает и такое), если следы обуви, биологические пробы, все остальное, что только можно себе представить, совпало, это не означает факт причинения смерти Вашим подзащитным. Если человек убит топором, который нашли дома у подзащитного со следами крови убитого и всеми остальными идентификационными признаками, это не означает факта причинения смерти. И так далее. Развивайте этот тезис, расширяйте его, критикуйте все экспертные заключения, придирайтесь к экспертным учреждениям, к специалистам, к методикам исследования, ко всему остальному, требуйте назначения повторных, дополнительных, комплексных, комиссионных экспертиз и в каждом составленном Вами документе 60% текста посвящайте этому.

Способов убийства существует великое множество, на протяжении всей истории человечества они изобретались и совершенствовались. Выше рассматривались случаи, когда убийство совершается путем механических повреждений органов и тканей потерпевшего. То есть, убийца контактирует, напрямую взаимодействует с убиенным, что, как мы понимаем, подразумевает наличие огромного количества следов. Однако, чем более изощренный способ избран убийцей, тем сложнее установить и доказать его причастность. Конечно, чаще всего обвиняют в убийстве (как и в совершении любого другого преступления), что называется, «втупую», без установления причинно-следственной связи между действиями обвиняемого и моментом прекращения биологической жизни убитого. И, тем не менее, надо понимать, что чем больше разделяет убитого и предполагаемого убийцу, чем сложнее способ убийства, тем больше возникает у стороны защиты поводов указывать на пробелы в расследовании, а значит – больше шансов улучшить положение подзащитного.

Иные следственные действия, которые проводятся в ходе расследования убийств, в целом подходят под методику работы адвоката, которая рекомендуется нашей коллегией и описана в самостоятельном разделе. Какие бы следственные действия ни проводились и ни планировались, Вы должны знать, для чего Вы в них участвуете, что обязательно должны сделать, как бы Вам ни мешали. Отметим так же, что в настоящей статье мы не рассматриваем нетиповые случаи, редко встречающиеся в практике расследования и судебного рассмотрения.

О судебной стадии уголовных дел по ст. 105 УК РФ можно сказать только, что суд (как многократно отмечалось в различных статьях и разделах настоящего сайта) никогда не будет заниматься тем, что связано с прикладной криминалистикой. Все, что будет на суде – это допросы тех, кого можно допросить. Экспертных исследований на этой стадии не проводится, вещественные доказательства не исследуются (зачитываются протоколы их осмотра), то есть весь самый главный и основополагающий процесс сбора, фиксации и проверки доказательств считается завершенным, суд фактически (фактически, а не по закону) оставляет за собой только оценку доказательств, которые он будет изучать не напрямую, а по документам, составленным следователем.

Апелляционное, кассационное и надзорное производство по рассматриваемой категории дел в общих чертах описано в других разделах сайта и не имеет каких-то принципиальных особенностей и отличий.

butt consult

©2022 Московская Коллегия Адвокатов "ЦРКС". All Rights Reserved.

Search