УК РФ Статья 126. Похищение человека

УК РФ Статья 126. Похищение человека

  1. Похищение человека -

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

  1. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;
в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
ж) в отношении двух или более лиц;
з) из корыстных побуждений, -

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;
в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, -

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

 

vagn info

Вы смотрите уникальный авторский материал, в котором подробно изложены наши методики работы адвоката.

Будем рады, если это поможет в решении Ваших проблем. Мы работаем для этого.

 

Доследственная проверка по факту похищения человека имеет чаще всего «заявленческий» характер (то есть, проводится при наличии заявления пострадавшего, или иных лиц, а не обнаружения признаков похищения кем-то еще), а перспективы возбуждения уголовного дела видятся, как правило, при наличии очевидных признаков похищения (физический захват, перемещение и насильственное удержание, что-то иное, наглядное и бесспорное, подпадающее под содержание Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 2019 г.).

Как правило, похищение человека – не самоцель для тех, кто его похищает. Грубо говоря, похищение человека совершается для чего-то, чаще всего для какой-то дальнейшей преступной деятельности, для совершения преступления, сопряженного с похищением, или для иной основной цели. Во многих случаях похищение человека закономерно перетекает в его же незаконное лишение свободы, о котором можно прочитать в специальном разделе настоящего сайта. Отметим только, что в некоторых случаях квалификация действий обвиняемых по ст.ст. 126 и 127 УК РФ бывает ошибочной, избыточной, необъективной, делается, что называется «до кучи».

Естественно, что похищение человека – явление для всех внезапное, поэтому никаких оперативно-розыскных мероприятий до похищения не проводится.

Сам физический захват человека может быть зафиксирован каким-то случайным видеонаблюдением, могут возникнуть очевидцы, прочие источники информации, могущие дать какую-то объективную картину. При этом перемещение похищенного человека должно быть насильственным (когда человек сам перемещается ненасильственно, будучи, например, обманутым, введенным в заблуждение, заманиваемым – это не является его похищением), а его насильственность может следовать только с чьих-то слов. О данном факторе речь пойдет ниже.

Отметим так же, что при том, что законодателем предусмотрена квалификация действий по ст. 126 УК РФ из корыстных побуждений, при высказывании похитителями каких-либо требований в чей-либо адрес такие действия квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 126 и 163 УК РФ.

То есть, органы следствия и стороны обвинения в целом воссоздают картину происшествия со слов похищенного и похитителей. Именно в ходе этой процедуры и создается база, опираясь на которую следствие будет делать выводы о ролевом участии каждого похитителя, о возможных эксцессах, о том, кто был лидером и вдохновителем похитителей, а соответственно – и о том, кого какое наказание может ожидать по приговору суда.

Решение о возбуждении уголовного дела, чаще всего принимается постфактум. Ведь сначала надо обнаружить, зафиксировать, проверить и подтвердить факт похищения. А при обнаружении признаков такового, обсуждать и согласовывать решение о возбуждении уголовного дела по ст. 126 УК РФ. Когда потерпевшего захватили, увезли куда-то удерживали там, пытали и вымогали деньги (допустим), никто никакого уголовного дела не возбудил и к расследованию не приступил. Вот когда похищенное лицо было отпущено, или освободилось при иных обстоятельствах, было обнаружено в реанимации, хирургии, или травматологии, или было освобождено сотрудниками полиции (иных служб), когда требования похитителей были выполнены (или не выполнены), когда утекло много воды, многие события безвозвратно упущено, тогда возбуждается уголовное дело и начинается расследование. Иногда история с похищением становится очевидной только после обнаружения трупа и длительного и тщательного расследования истории его появления. Иногда похищение, совершенное длительное время назад, практически невозможно восстановить, проверить и доказать. Редко бывает, что потерпевшего удается освободить сразу после похищения и насильственного перемещения не далее чем на 10 метров, но это – отдельный разговор по причине того, что подобное встречается редко (но встречается). В общем, скажем, что упоминание в постановлении о возбуждении уголовного дела похищения бывает только в совокупности с другими статьями и часто на всякий случай.

Основным фактором, который способствует развитию позиции защиты, является неочевидность и спорность факта похищения. Чаще всего несколько человек похищают одного, соответственно соотношение содержания полученных показаний заведомо не равно. Потерпевший (похищенный) часто вообще не может дать объективных показаний об обстоятельствах похищения и о ролевом участии каждого похитителя (последствия травм, насильственного введения наркотических средств и психотропных веществ, малолетний возраст, отсутствие возможности видеть/слышать происходящее и пр.).

Негативные факторы:

  1. Заведомое доверительное отношение к показаниям похищенного лица (потерпевшего). Например, если его освободили с травмами и гематомами, он просто показывает пальцем на одного из похитителей, и именно этот похититель будет с этой минуты считаться лицом, применившим насилие, кто бы что не говорил и как бы показания потерпевшего не опровергал. Так же часто только лишь со слов потерпевшего следует квалификация действий похитителей и по другим статьям УК. Преступнику никто не верит, просто потому, что он преступник.
  2. Как и в случае многих других преступлений – признательные показания кого-то из соучастников, который изобличает и себя и всех остальных в том, что они совершили и особенно – в том, что никто не совершал и совершать не думал. Преступнику, ставшему на путь сотрудничества со следствием (независимо от мотивации), тоже принято заведомо верить, какую бы ахинею он не нес, какие бы очевидные глупости не говорил. Чаще всего содержание изобличающих соучастников показаний представляет собой заученный текст, составленный следователем, который отражен в протоколах лексикой следователя и отражает факты и обстоятельства, которые очень нужны следователю, чтобы у него сошелся «паззл», и хорошо читалось обвинительное заключение. Никаких объективных источников у следствия нет, взять их негде, поэтому нужные формулировки берутся, как бы, из показаний заведомо контролируемого и, можно сказать, подневольного лица, которое верит в снисхождение при вынесении приговора.
  3. Очень редко в подобного рода преступлениях встречаются очевидцы похищения человека, которые дают впоследствии свидетельские показания. То есть, как таковых свидетелей нет, поэтому роль свидетелей, наполняющих массив доказательств обвинения, играют сотрудники полиции (или других служб), которые допрашиваются, подписывают протоколы, составленные одними и теми же словами и оборотами, с одними и теми же ошибками, то есть – один и тот же текст, технически скопированный в несколько протоколов. Это – тоже железобетонное доказательство, хотя все знают, что бывает при оглашении этих протоколов в суде (но об этом речь ниже).

Основные стратегические задачи адвоката на этапе предварительного расследования, как нам представляется, сводятся к следующему:

  1. При предъявлении обвинения подзащитному по целому ряду статей УК РФ (которое случилось, или перспективы которого очевидны) стоит сосредоточить усилия на том, чтобы максимально раскритиковать позицию обвинения, утверждающую причастность подзащитного именно к похищению. Похищение – это то, с чего все началось (последующие побои, вымогательство, принуждение к совершению чего-либо, убийство и пр.). Казалось бы, чего бы ради бороться за непричастность к похищению, если и так все плохо, а другие преступления более сурово наказуемы? Очень просто: именно потому, что все начиналось с похищения. Если, допустим, обвинение считает, что все вмененные деяния охватывались единым умыслом, а соучастие именно в похищении очевидно не вписывается в эту версию, то соучастие в остальных деяниях становится более сомнительным. Например, зачем Вашему подзащитному было истязать и наносить побои потерпевшему, если он его не похищал и на месте похищения отсутствовал? Или для чего ему было кому-то звонить и что-то говорить, если к физическому захвату и перемещению потерпевшего Ваш подзащитный отношения не имеет? Таким образом, мы предлагаем разрушать первооснову и предтечу всего – причастность к похищению. Как бороться с обвинением в совершении иных преступлений, Вы можете посмотреть в других разделах сайта.
  2. Как и в случае защиты обвиняемого при расследовании большинства преступлений, большое значение имеет субъективное отношение соучастников к содеянному и содержание их показаний (признательных и изобличающих всех соучастников, или наоборот). Важно стремиться к консенсусу и выступать единым фронтом либо против обвинения как такового, либо против обвинения и одного из соучастников, который всех изобличил и признал (не будем сейчас вдаваться, почему) вину в совершении тяжкого группового преступления. Лучше всего совместно продумать, как дискредитировать личность потерпевшего и признавшего вину соучастника, как раскритиковать их показания, как уличить во лжи и в оговоре. Совместная подготовка, увеличение количества приводимых доводов, взаимная непротиворечивость, взаимное дополнение и подтверждение приводимых доказательств очевидно способствует достижению указанной выше цели.

О судебной стадии рассмотрения уголовных дел по ст. 126 УК РФ можно сказать, что к моменту ее начала Вашему подзащитному, с наибольшей вероятностью, будет предъявлено обвинение в совершении нескольких преступлений, предусмотренных различными статьями УК. О том, как противостоять государственному обвинению по другим статьям Вы можете почитать в других разделах настоящего сайта, а в настоящей статье отметим, что за этими самыми другими статьями обычно размывается факт и обстоятельства самого по себе похищения. В любом случае стремитесь к минимизации количества статей УК, которыми предусмотрены деяния, вмененные Вашему подзащитному на стадии расследования.

Апелляционное, кассационное и надзорное производство по рассматриваемой категории дел в общих чертах описано в других разделах сайта и не имеет каких-то принципиальных особенностей и отличий. Основные процессуальные нарушения, допускаемые судами 1-й инстанции, которые являются основанием для отмены или изменения приговора, прогнозу не поддаются и уникальны в каждом уголовном деле. Отметим только, что в данной категории дел приговор, как правило, выносится по нескольким статьям УК РФ, а сроки наказания предусмотрены большие, особенно по совокупности преступлений. Соответственно – у Вас больше шансов изменить приговор в части уменьшения количества лет, назначенных в виде отбывания наказания судом 1-й инстанции, исключения из приговора квалификации действий подзащитного по той или иной статье УК РФ, наряду со ст. 126 (частей, пунктов иных статей УК). То есть, как не парадоксально, чем больше будет вменено в вину осужденному, тем больше шансов изменить приговор на этапе пересмотра уголовного дела судами вышестоящих инстанций.

butt consult

©2022 Московская Коллегия Адвокатов "ЦРКС". All Rights Reserved.

Search