УК РФ Статья 127. Незаконное лишение свободы

УК РФ Статья 127. Незаконное лишение свободы

  1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, -

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

  1. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;
в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
ж) в отношении двух или более лиц, -

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

  1. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, -

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

 

vagn info

Вы смотрите уникальный авторский материал, в котором подробно изложены наши методики работы адвоката.

Будем рады, если это поможет в решении Ваших проблем. Мы работаем для этого.

Вести речь о незаконном лишении свободы было бы корректно в случае, если мы убеждены в наличии всех признаков такового. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 24 декабря 2019 г. № 58 более или менее в общих чертах указал отправные точки, позволяющие делать вывод о наличии незаконного лишения свободы. Многое зависит от осмотра места происшествия, то есть – места насильственного удержания потерпевшего. Именно там должны быть надлежащим образом обнаружены, зафиксированы и в последующем процессуально оценены все признаки насильственного удержания (какой-нибудь скотч, наручники, крепления, замки и запоры на дверях и окнах, общая изначальная пригодность для нахождения человека, пр.).

То есть, работа адвоката начинается с постановки вопроса о самом факте насильственного удержания, об отсутствии у потерпевшего возможности покинуть место своего пребывания, о степени, формах и конкретном выражении насилия, которое применялось к потерпевшему лицами, удерживающими его и пр.

Здесь, как и в случае похищения человека, надо понимать, что насильственное удержание кого-то где-то не является самоцелью для удерживающих. Это всегда делается для чего-то и в связи с чем-то, это не вся история, которую надо тщательно расследовать, а только ее часть, которую нельзя рассматривать вне совокупности всех фактов, факторов и обстоятельств.

Рассматривая данную статью в контексте специфики работы нашей коллегии можно обратить внимание на следующее:

Доследственная проверка по такой категории дел длится ровно с момента получения информации о факте незаконного лишения свободы до момента освобождения удерживаемого лица. Срок такой проверки арифметически посчитать всегда трудно, поскольку все зависит не от того, когда в полиции узнали о том, что где-то томится узник, а от того, когда такое сообщение зафиксировали документально. Информация такого рода поступает, как правило, из/от «источников» (то есть, ее сливает кто-то из преступников), или от лиц, которым специально сообщили с вполне определенной целью о чьем-то лишении свободы (как правило – членов семьи узника). Проверка данной информации производится таким образом, что сам факт проверки, ее содержание и результаты навсегда останутся непроверяемыми, они дойдут до потомков в виде документов неизвестно когда составленными, рассекреченными (переданными органам следствия) и не отражающими ничего фактически происшедшего. Иногда сотрудники полиции вынуждены через суд истребовать постановление о прослушивании телефонных переговоров, официально (то есть – с огромной бюрократической неповоротливостью) проводить те или иные оперативно-розыскные мероприятия и пр. Потом они облекают это все в форму рапортов, справок и иных доследственных документов, которые просто должны быть, чтобы были. Фактически же в более-менее профессиональных подразделениях всю информацию, которая может помочь в обнаружении места удержания потерпевшего, получают неофициально и часто, не особо соблюдая закон.

Решение о возбуждении уголовного дела, зачастую принимается «задним числом», после того, как удерживаемое лицо освобождено, а удерживавшие (некоторые из них) задержаны. Освобождать и расследовать уголовное дело одновременно пока никто не хочет (не умеет, перестраховывается). После освобождения потерпевшего и задержания причастных к его удерживанию только что возбужденное уголовное дело весьма интенсивно расследуется. Большинство следственных действий, имеющих основное доказательственное значение, проводится сразу же (в первые 2-3 суток), если потерпевший не нуждается в госпитализации, то и с его участием. Именно на данном этапе потерпевший показывает пальцем на того или иного из «злодеев», сообщает о его роли в совершенном преступлении, изобличает его на опознании или/и в ходе очной ставки, именно после всего этого и закрепляются ярлыки на каждом из соучастников. Собственно, поэтому участие адвоката на данном – первоначальном этапе расследования наиболее важно и судьбоносно.

Факторы, которые способствуют развитию позиции защиты:

  1. Пассивная роль Вашего подзащитного. Если он никого физически не захватывал, физически не удерживал, насилия не применял и вообще не отличился активностью действий, по крайней мере, в отношении потерпевшего. Мы уже отмечали и будем отмечать, что многие выводы делаются исключительно со слов, при чем со слов, сказанных под влиянием негативных эмоций, необъективности и с подсказками следователя. Если же фактически Ваш подзащитный потерпевшему никакого вреда не причинил (его здоровью, нравственности, правам на свободу перемещения), а все выводы о его причастности делаются исходя из знакомства и из совместного пребывания с другими соучастниками, то и развивать защитительную (оправдательную) позицию заметно легче.
  2. Объективная возможность переквалификации действий подзащитного на пособничество и иные формы соучастия (предоставление помещения, средств, организационно обеспечивающих удержание потерпевшего, совершение отдельных действий, не образующих состав незаконного лишения свободы, например, приобретение мобильных телефонов, продуктов питания и пр.).

Негативные факторы:

  1. Заведомое доверительное отношение к показаниям насильственно удерживаемого лица (потерпевшего). Например, если его освободили с травмами и гематомами, он просто показывает пальцем на одного из удерживавших, и именно этот удерживавший будет с этой минуты считаться лицом, применившим насилие, кто бы что не говорил и как бы показания потерпевшего не опровергал. Так же часто только лишь со слов потерпевшего следует квалификация действий удерживающих лиц и по другим статьям УК (кто и как его бил, угрожал, вымогал и пр.). Преступнику никто не верит, просто потому, что он преступник и потому, что его изобличил тот, кому верят заведомо (потерпевший и/или кающийся соучастник).
  2. Факт освобождения лица, незаконно лишенного свободы. То есть, если сотрудники полиции (или иной службы) по какому-то поводу прибыли в какое-то место, обнаружили там, допустим, закрытую дверь по одну сторону которой томится удерживаемый, а по другую – находится удерживающий, значит – незаконное лишение свободы налицо. Прибывших сотрудников в количестве, исчисляемом десятками, допросят, что называется «под копирку», о том, что они получили информацию, проверили, поехали и освободили. Факт незаконного лишения свободы таким образом обретает свою бесспорность, укрепляясь показаниями потерпевшего и огромным количеством косвенных доказательств, которые считаются заведомо относимыми, допустимыми и бесспорными. Как и в большинстве уголовных дел, доказательствами самого факта совершения преступления и причастности Вашего подзащитного к его совершению являются нагроможденные друг на друга листы бумаги – заявления, рапорты, справки, сопроводительные письма и пр. макулатура, которая не является процессуальными документами. Эта макулатура подводится судами и стороной обвинения под понятие «иные документы», которое предусмотрено п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ. Так вот, сам факт того, что в последствии назовут освобождением потерпевшего + нагромождение безотносительных и бессмысленных бумаг в совокупности дадут очень негативный эффект.
  3. Как и в случае многих других преступлений – признательные показания кого-то из соучастников, который изобличает и себя и всех остальных в том, что они совершили и особенно – в том, что никто не совершал и совершать не думал. Преступнику, поправшему гордыню покаянием, тоже принято заведомо верить, какую бы ахинею он не нес, какие бы очевидные глупости не говорил. Чаще всего содержание покаяния представляет собой заученный текст, составленный следователем, который отражен в протоколах лексикой следователя и отражает факты и обстоятельства, которые очень нужны следователю, чтобы у него сошелся «паззл», и хорошо читалось обвинительное заключение. Никаких объективных источников у следствия нет, взять их негде, поэтому нужные формулировки вкладываются в уста того, кто избрал путь покаяния в обмен на посулы о снисхождении при вынесении приговора.
  4. Очень редко в подобного рода преступлениях встречаются очевидцы незаконного лишения свободы, которые дают впоследствии свидетельские показания. То есть, как таковых свидетелей нет, поэтому роль свидетелей, наполняющих массив доказательств обвинения, играют сотрудники полиции (или других служб), которые допрашиваются, подписывают протоколы, составленные одними и теми же словами и оборотами, с одними и теми же ошибками, то есть – один и тот же текст, технически скопированный в несколько протоколов. Это – тоже железобетонное доказательство, хотя все знают, что бывает при оглашении этих протоколов в суде (но об этом речь ниже).

Основные стратегические задачи адвоката на этапе предварительного расследования, как нам представляется, сводятся к следующему:

  1. Как и в работе по большей части уголовных дел, где есть такая фигура как потерпевший, особое внимание следует уделить подготовке к допросам потерпевшего, потому что с ним, вероятнее всего, предстоит процессуальное общение в ходе именно предварительного расследования.
  2. Многое зависит от того, когда, где и при каких обстоятельствах задержан (обнаружен) Ваш подзащитный: на месте насильственного удержания потерпевшего или в иной локации, в момент освобождения потерпевшего, до или после этого момента. Именно место и обстоятельства задержания позволяют поставить вопрос о причастности к незаконному лишению свободы, с учетом того, кто какие показания дал в отношении Вашего подзащитного (потерпевший и соучастники). То есть – оспаривайте причастность к незаконному лишению свободы, отталкиваясь от времени и места задержания. О детализации телефонных соединений, ПТП (прослушивании телефонных переговоров), данных оперативного наблюдения и пр. вторичных вещах думайте потом.
  3. Многое так же зависит от того, предшествовало ли (по мнению стороны обвинения) незаконному лишению свободы похищение человека, и причастен ли к похищению (по версии следствия) Ваш подзащитный. Дело в том, что насильственное удержание – вещь достаточно спорная, во многом выражается в бездействии (не открывать запертую дверь, не расстегивать наручники, не имея ключа и т.д., то есть – не совершать ничего активного). Если у подзащитного нет, и в перспективе не предвидится причастности к похищению (которое тоже всегда спорно), отталкивайтесь в своей позиции от тезиса «он ничего противоправного не сделал». Конечно, Вам будут противостоять общие формулировки о том, что все совершенное охватывалось единым умыслом, что имел место предварительный преступный сговор, все в таком роде. Но аргумент «он же ничего не сделал» очень сложно опровергается.

Несколько моментов относительно судебной стадии. В ходе предварительного расследования Вам, вероятнее всего, удалось дотянуться до потерпевшего, хотя бы в ходе устранения противоречий в его показаниях и в показаниях подзащитного и иных обвиняемых (очные ставки). То есть, у Вас есть возможность задать ему нужные вопросы, которые появились после ознакомления со всеми материалами уголовного дела, и вопросы, которые Вам не дали задать на очной ставке, а так же – вопросы, от ответа на которые потерпевший уклонился.

То же самое относится и к соучастникам Вашего подзащитного, особенно – того из них, который стал на путь раскаяния и активного сотрудничества со стороной обвинения в форме изобличения всех причастных к незаконному лишению свободы и всего остального. Не смотря на то, что суд сделает вид, что верит такому раскаянию и показаниям, при квалифицированном подходе можно заставить этого соучастника путаться, противоречить самому себе, давать ответы не последовательные, неполные, или вовсе уклоняться от них (типа «я не помню»). Все эти «я не помню» в ответ на простой вопрос весьма красноречивы и наглядны.

Настаивайте на вызове и допросе сотрудников подразделения, которое освобождало потерпевшего из места незаконного лишения свободы. Плавно подводите к тому, что они там обнаружили такого, что послужило основанием к выводу о насильственном удержании, невозможности покинуть место, и о прочих физических факторах, без которых невозможно образование состава преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ. Допросите их по содержанию рапортов, которые они подавали по итогам операции (просите истребовать эти рапорты), делайте упор на то, что они видели собственными глазами и что узнали с чьих-то слов (руководителя операции, родственников потерпевшего и пр.). Если, к примеру, какое-то время осуществлялось оперативное наблюдение за местом удержания потерпевшего, уделите особое внимание ходу, содержанию и результатам наблюдения и тому, совпадают ли они с показаниями потерпевшего и иных допрошенных лиц.  

Критикуйте осмотр места происшествия (его протокол и возможную видеозапись, во всяком случае – фототаблицу). В других разделах сайта Вы можете подробнее ознакомиться с тем, как адвокату работать с этими документами в интересах подзащитного.   

В общем и целом, в суде 1-й инстанции необходимо продолжать и развивать направления деятельности, рассмотренные выше в настоящей статье, с учетом динамики и специфики данной стадии.

Апелляционное, кассационное и надзорное производство по рассматриваемой категории дел в общих чертах описано в других разделах сайта и не имеет каких-то принципиальных особенностей и отличий. Основные процессуальные нарушения, допускаемые судами 1-й инстанции, которые являются основанием для отмены или изменения приговора, прогнозу не поддаются и уникальны в каждом уголовном деле. Отметим только, что в данной категории дел приговор, как правило, выносится по нескольким статьям УК РФ, а сроки наказания предусмотрены большие, особенно по совокупности преступлений. Соответственно – у Вас больше шансов изменить приговор в части уменьшения количества лет, назначенных в виде отбывания наказания судом 1-й инстанции, исключения из приговора квалификации действий подзащитного по той или иной статье УК РФ, наряду со ст. 127 (частей, пунктов иных статей УК). То есть, как не парадоксально, чем больше будет вменено в вину осужденному, тем больше шансов изменить приговор на этапе пересмотра уголовного дела судами вышестоящих инстанций.

  

butt consult

©2022 Московская Коллегия Адвокатов "ЦРКС". All Rights Reserved.

Search